быть рядом

Вы как спасаетесь от осенней депрессии? Я занимаюсь самолечением, тем более, что депрессия моя от времени года вообще не зависит, а зависит только от уровня комфорта тех, кого я люблю. Такой я зависимый человек.  И слабый. Я не способна бодро перешагивать неприятности, решительно с ними бороться или отфутболивать  их обратно  во Вселенную. Колупаться-разбираться с «а для чего мне это послано?» — вообще не вариант. Если есть возможность развернуться и пойти в противоположную от неприятности сторону  — я это сделаю. Если сбежать – ну никак – тупо стараюсь найти позитивную сторону медали.  Даже в случае глобальных и невосполнимых потерь (как смерть бабули, например) можно найти утешительные моменты самостоятельно.  Хотя и трудно.

  С болезнями немного проще, даже с раком. Что может быть позитивного в раке? Сразу очень страшно звучит, можно заплакать от неожиданности. Мы плакали. Даже мама моя плакала, а она – ого-го какая сильная личность. Ну, во-первых, уже есть диагноз, а значит, есть и схемы его лечения. Да, если слушать врачей, узнаешь много позитивного. О высоком проценте выживаемости, например. О годах ремиссии.  Да, если сразу не сожрало, можно продлить жизнь. Вот при мамином диагнозе максимальный срок ремиссии – 10 лет.  10 лет – это значит, что твои коты тебя не переживут,  они ведь такие нервные, будут стрессовать  у новых хозяев.  Да, и нескольким  поколениям дворовых кошек ещё  не грозит голодная смерть.  10 лет — это вероятность увидеть правнуков.  10 лет — это 3650 возможностей подбодрить добрым словом свою сестру-меланхоличку.  10 поводов позвать гостей… нет, гораздо больше поводов, потому что тебе это нравится  — угощать своих друзей всякими вкусняшками.  И всё это можно планировать, как минимум.  Мы на правнуков, правда, не замахивались в своих планах, но пропускать морской сезон из-за рака никто не собирался. Нужно было закончить лечение к началу сезона, чтобы успеть получить протез груди и купить новые специальные купальники.  Мама очень любит плавать в море. Плавает минут по 40 минимум. На большой глубине делает специальные упражнения в воде. Поскольку шов после удаления груди идёт чуть ли не до лопатки, стягивая всё в узел, нужно было активно разрабатывать руку. Правую рабочую. Активно ровно настолько, чтобы не было отёка, т.к. лимфодренаж  практически исчезает после удаления 9 лимфоузлов. Шевелить рукой больно, поэтому нужно делать понемногу, несколько раз в день. Каждый раз преодолевая чуть больше боли, чем в прошлый. Когда мама пришла на химию, через месяц после операции, она могла поднять руку над головой полностью. Многие женщины, которые проходили химию одновременно с ней, не шевелили рукой и после года… И если  о позитиве. Да. Химия была щадящей, препарат бесплатным. Волосы все не выпали, по миру мы не пошли.  Научились следить за иммунитетом, держать лейкоциты под контролем с помощью отваров овса и перепелиных яиц. И мы бы успели к сезону, если бы не ожоги от облучения и пластыря. Пришлось начать плавать с июля  2012 года. И в этом же июле в доме появился котёнок.  Его родила уличная кошка Муська, прорвавшаяся в квартиру с целью оставить потомство в безопасном месте.  Оставили на пмж и мамашу, и котёнка.  

Для чего я это пишу?  Не потому, что думаю, что всё позади.  Из обещанных ремиссионых 10 лет – наших  оказалось всего 4. Три года из этих четырёх война. Мы теперь разделены оккупацией. Потратили несколько месяцев на политические распри. Но главный позитив рака в том, что близкие всегда рядом.  Эта болезнь учит ценить каждую минуту жизни, не растрачивать её на конфликты.  Мы снова сражаемся. За новые годы ремиссии. Чтобы нас не пережили наши коты. Чтобы  правнуки помнили, как мы выглядим. Чтобы близкие люди могли быть рядом.  

Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: